Интервью

Мария Беляева: «Мне надо на Север!»

13 января 2013, 11:28

По поверьям коряков, эвенов и чукчей, строить козни злые духи могут только тому человеку, чьё имя достоверно знают! Чтобы запутать нечисть, родители дают своему младенцу обманное имя, а настоящее тщательно скрывают. А вот у старшей дочки эвенов Коерковых рода Уяган даже не два, а три имени: Мария, Марина и данное бабушкой тайное, которое переводится на русский как «отмеченная». Конечно, эта северная девочка родилась голубоглазой, да еще и на православный праздник Крещения - 19 января. Но потому ли бабушка-эвенка дала ей столь странное «тайное» имя, спросить теперь не у кого – когда Мария ещё училась в школе-интернате в Палане, бабушка ушла к верхним людям. «Моё третье имя состоит из одних согласных, я сама его с трудом произношу, да и перевод узнала совсем недавно, - рассказывает Мария-Марина Беляева (урождённая Коеркова). -Оказывается, оно корякское. Кстати, бабушка моя хорошо говорила и по-корякски, и по-эвенски. Ятоже хорошо понимаю корякский, но, к сожалению, только корякский.

Детство русской эвенки прошло на берегу реки Воямполки: вдали от моря и больших посёлков – до Паланы 100 километров, до Тигиля – 88. Долгая северная зима запомнилась запахом кедрача, ветками которого топили печи, а короткое северное лето - чаепитием на траве, посиделками у костра и песнями, что повечерам неслись над бесконечной корякской тундрой: бабушка пела на эвенском, дедушка на корякском. Маленькая Мария, уютно устроившись поодаль, могла часами слушать музыку родных языков, наблюдать, как танцуют односельчане. Сама она никогда даже не пробовала встать в круг, повторить эти загадочные движения тела…

Как, откуда выросло в деревенской девчушке желание летать в дальние страны? В 80-е годы 20-го века, учась в Паланской школе-интернате, она каким-то образом раздобыла авиационные журналы и читала их взахлёб, мечтая стать стюардессой:

- Я даже знала, что такое элероны, что такое глиссада снижения… После школы я отправила письмо в Хабаровск с просьбой принять меня на учёбу. Оттуда пришел официальный ответ: отучишься на курсах в Хабаровске, полетаешь стюардессой на местных авиалиниях, а потом отправишься в Ленинград (теперь Санкт-Петербург). Но с условием: квартиру в Хабаровске снимать на собственные деньги. А в те годы в нашей семье (у мамы было шестеро детей) таких средств не было. И поехала я в Петропавловск, - поступать в педучилище. Экзамены вступительные сдала! И, забрав документы, вернулась домой, -рассказывает Мария Евгеньевна.

Мама выпускницы, конечно, расстроилась. Ну, кем, кем будет работать её Маринка?!

- Мне повезло! – считает Мария, - когда я приехала домой, моя мама попросила свою знакомую взять меня в «Мэнго», так как у меня было семь лет обучения в музыкальной школе по специальности хореография. О «Мэнго» тогда можно было только мечтать! Я, конечно, совсем не умела танцевать национальные танцы.Но научилась! Когда я пришла в «Мэнго», у них уже был свой зал. Так что с 8 до 9 часов утра, до прихода основного состава, мы, молодняк, репетировали, затем с 9 часов все вместе распевались, потом опять репетировали… Около 6-7 часов вечера уходили на ужин, а после – почти всегда до часу ночи отрабатывали движения у станка, разучивали танцы… И в гостинице, на гастролях, тоже репетировали, прямо в номерах!

Привела Марию в «Мэнго» Татьяна Романова, - ныне ветеран ансамбля, хорошо известная на Камчатке депутат зак. Собрания края, президент краевой Ассоциации коренных малочисленных народов севера. Тогда было так принято – привела новенькую в ансамбль, - опекай, учи, помогай! И Татьяна Романова передала своей ученице всё, что умела сама:

- Нас иногда даже путали на сцене, - смеётся сейчас Мария Беляева, - так мы были похожи.

В том наборе, - 1982 года – руководитель «Мэнго» Александр Гиль собрал артистов из национальных сёл. О, сколько было рассказов, разговоров! И в основном на корякском языке, - причём, каждый говорил на своём диалекте! Александр Гиль лишь поощрял этот языковой обмен, попутно заставляя артистов читать книги, ходить в кино и музеи. На зарубежных гастролях экскурсии были обязательной частью программы, в поездках по сёлам Корякии он собирал на посиделки артистов ансамбля и стариков, поощряя интерес молодёжи к фольклору, заставляя записывать в блокнотики слова народных песен и сказок...

- Можно сказать, что именно в «Мэнго» во мне развивалась любовь, основу которой заложила ещё бабушка в детстве, к национальному творчеству. Я всё больше узнавала свою культуру и в итоге полюбила её.

В «Мэнго» же случилась и первая любовь. Не такая, чтоб «Ах!» - и голову потерять, но - на всю жизнь!

- Валера пришёл в «Мэнго» в 1984 году, - вспоминает Мария Евгеньевна. - Ну пришёл и пришёл… А он «приклеился» ко мне и потом просто заставил выйти за него замуж. Вы знаете, где мы расписались? Уменя штамп в паспорте стоит: «Пахача – Чукотское бюро ЗАГСа!» Село Средние Пахачи. Времени у нас не было из-за постоянных гастролей, поэтому на очередном выезде мы и сыграли свадьбу в этом селе. Мой муж тоже не из Пахачей, - он из Якутии. А тогда без прописки в советских ЗАГСах штамп в паспорте не ставили, поэтому глава сельсовета Надежда Семёновна Кузнецова записала меня своей сестрой. Так что я ещё и чукчанка. А Надя Кузнецова мне теперь и вправду как родная сестра!

Удивительным днём 31 января 1986 года свадьбу Беляевых праздновал весь коллектив «Мэнго» и село Средние Пахачи.

Карьера артиста знаменитого ансамбля: у многих не складывается личная жизнь, девчонки отказывают себе в счастье материнства – или сцена, или беременность! А уж о двух-трёх детях в семье артиста балета и разговора нет! Только если есть бабушки-дедушки, которым можно оставить ребенка на время бесконечных гастролей.

Мария Беляева родила девочку. Её Алёнушка росла у бабушки, потому что мама не собиралась покидать прославленный «Мэнго»… Она видела дочку в редкие дни передышки, частенько ругая себя за привязанность к сцене.

22 года отдала «Мэнго» Мария Беляева. В последние годы на сцену выходила после уколов с обезболивающими: суставы не выдерживали нагрузки, ныла спина после концерта… Однажды в гримёрке она села к зеркалу и, взглянув в наполненные болью голубые глаза своего отражения, поняла: танцевать больше не будет.

-Знаете, в любом деле главное не только хорошо работать, но и вовремя уйти. А со сцены - тем более, нужно уходить, пока ты красивая, чтобы зритель тебя такой и запомнил. И я ушла.

Мария Беляева вместе с «Мэнго» объехала всю Камчатку. А теперь объезжает сёла родного полуострова по новому кругу, - уже как заведующая отделом сохранения нематериального культурного наследия Камчатского Центра народного творчества. Она обожает праздники северных народов. Особенно дорог ей праздник «Ололо» в селе Лесная Тигильского района:

- Мы окунулись там в такую атмосферу, которая у меня только в детстве была: когда ты среди своих, - эти песни, танцы! Когда садятся кушать – разговоры на родном языке (правда, другой диалект, но всё равно!).

Меня буквально тянет на Север: в Аянку, Ачайваям Олюторского района. Наверное, это тоже из детства: мы летом любили, как в табуне, разложиться в траве и пить чай. И я вспоминаю слова своей бабушки, Дарьи Романовны Коерковой. Она всегда мне говорила, задумчиво всматриваясь в Срединный Хребет: «Я хочу туда, откуда мы пришли. Это где-то там, далеко». Я тогда не знала, что она ламутка. И, если честно, не знаю до сих пор, где она родилась, потому что в своё время не спросила, – маленькая была. Теперь меня тянет на Север, на родину моей бабушки. Туда, где мои корни.

А не так давно мы были в экспедиции в Хаилино в Олюторском районе. Меня привели к бабушке-эвенке. Как-то так разговорились… Я специально не давлю никогда, не спрашиваю… Люди сами начинают говорить обычно.

И она мне спела песню. И до такой степени там внутри у меня схватило что-то… Я её попросила перевести, о чем поётся, и она мне сказала: «Я песню отца пою, которую он мне когда-то передал: «Вот, смотрите, летят гуси. Они летят из тех краёв, откуда мы. Мы никогда не должны свой язык забывать, свои традиции, - всегда надо помнить, что мы пришли сюда откуда-то…» Она с такой тоской её пела в голосе... Где-то там так схватило в душе, ужасно! И действительно, непонятно, откуда эти люди пришли и где их родина. Наверное, потому и тянет бесконечно на север…

Возрождать и сохранять то, что окружало в детстве Марию-Марину – теперь её главная работа. Она – зав от делом сохранения нематериального культурного наследия Камчатского Центра народного творчества (г. Петропавловск-Камчатский). Оказывается, всю жизнь, того не осознавая, она шла к родному и любимому ею делу. Сейчас жизнь Марии Евгеньевны – это постоянные поездки в погоне за разбросанными по всей Камчатке остатками национального творчества и робкая надежда успеть…

- Носителей национальной культуры на Камчатке осталось мало и все они – уже в возрасте. Часто думаю о том, что всё надо делать быстрей. И, конечно, мы не успеваем… В 2011 году мы поехали в Тигильский район в мою Воямполку. Заранее я договорилась о встрече с четырьмя местными жителями. Пока доехала, в живых осталась одна бабушка. И я уже не спросила… А ведь это важно молодым! Они сейчас ездят со мной в экспедиции, им интересно всё, что было в прошлом. Они хотят по-настоящему знать истоки.Поэтому и важна каждая мелочь; цепляться приходится за каждое слово.

Упрямый и ответственный исследователь, Мария Беляева входит в состав научного экспертного совета по формированию электронного каталога объектов нематериального культурного наследия коренных малочисленных народов Камчатского края. За номером 1 в этот каталог вошёл ительменский обрядовый праздник «Алхалалалай». Электронный паспорт уникального ительменского праздника Мария Евгеньевна наполняла вместе с камчатскими учёными и коллегами в течение нескольких месяцев. Теперь «Алхалалалай» (полное описание праздника камчатских аборигенов с видео и фотоматериалами) внесен в Федеральный электронный каталог нематериального культурного наследия Российского Центра народного творчества и доступен всему человечеству. А Мария Беляева, немного передохнув, начала составление электронного паспорта корякского праздника Хололо.

Коллеги из министерства культуры Камчатского края и Камчатского Центра народного творчества в этом году буквально заставили Марию сдать экзамены в аспирантуру КамГУ им. Витуса Беринга: с таким научным багажом грешно отказываться от научно-исследовательской работы. Учиться, конечно, будет сложно: список желанных экспедиций с годами только увеличивается, - одна поездка на Север подсказывает две-три новых… Но разве это препятствие для того, кто хочет успеть?!

- Вам никогда не хотелось спрятаться от людей, побыть в одиночестве, отдохнуть? – спрашиваем об этом, зная, насколько отзывчива Мария-Марина, как стремительно приходит на помощь в любой ситуации, как бережно относится к людям, и как тянутся к ней окружающие, стремясь прикоснуться к её теплу.

- Хотелось. Я, действительно, иногда очень сильно устаю. Особенно в экспедициях: в дальних северных сёлах люди подолгу не видят никого, кроме односельчан. И каждый новый человек становится источником свежей информации, с ним стремятся пообщаться практически все.

В одиночестве остаться ей удаётся редко. К тому же, Мария Евгеньевна не имеет привычки отключать телефон: добрые знакомые могут позвонить в любое время, и это не сердит её и даже не огорчает:

- Слушаю! – её тёплый мягкий голос обволакивает, укутывает и вырывает из будничного бытия. И ты понимаешь, что первый вопрос «Я не помешала?», в общем-то, ни к чему.

- В жизни мне много дали бабушка с дедушкой, у которых я провела практически всё своё детство. Даже когда мама переехала, я осталась с ними. Именно бабушка заложила в меня любовь к своему народу. Я до сих пор руководствуюсь тем, чему она меня учила. Однажды она мне сказала: «Никогда не обижай людей, а тех, кто тебя обидел – всегда прости. Никогда не держи на людей зла, даже если тебя совсем больно обидели – всегда прости». Эти слова мне говорила полуграмотная женщина, моя бабушка. А ведь это заповедь из Библии…

Вера СТУПНИКОВА, Лена КУПЦОВА, специально для "КамИнформ"

фото авторов.

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 0

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?