Интервью

Мы периферия - нам не прощают ошибок

15 февраля 2015, 21:07

 

Челюстно-лицевую хирургию иногда путают с косметической или пластической хирургией. На самом деле это не совсем так. Лицевая хирургия - это первичный и самый главный «ремонт» человеческого лица. Травмы, ранения, врожденные дефекты и уродства… Все это лечится. Но для качественного исхода - результата всего лечения важна именно самая первая операция. На Камчатке живут и работают замечательные врачи, замечательные хирурги, замечательные люди. ИА «КамИНФОРМ» встретилось с главным врачом отделения челюстно-лицевой хирургии Камчатской краевой больницы им. А.С. Лукашевского Ниной Васильевной  Пантелеминюк.

- Нина Васильевна, чем пластическая операция отличается от челюстно-лицевой хирургии?

- Челюстно-лицевая хирургии, или кратко ЧЛХ,  это прежде всего оказание экстренной помощи по всем заболеваниям и травмам лицевого скелета. Это травмы, гнойно-воспалительные заболевания, осложнения после тех или иных хирургических вмешательств. Огнестрельные ранения классифицируются как экстренные. В случае таких ранений проводятся реконструктивные операции по восстановлению лица. В реконструктивный раздел ЧЛХ входят и операции по исправлению врожденных уродств, последствий различных травм, исправление изменений после тех или иных операций. Конечный результат - это косметическое исправление лица человека.

Лицо довольно сложная штука. Нас учили в институте оперировать так, чтобы не оставалось негативных последствий, чтобы рубцы, которые до года формируются на месте травмы, не становились уродством для человека на всю жизнь. Сегодня, к сожалению, качество операций косметологических, в том числе зависит от возможности пациента платить. Чтобы минимизировать количество и размер рубцов придется хорошо заплатить. Например, рубцы четвертой степени в разы дороже, чем рубцы второй и третьей.

- Как вы попали в челюстно-лицевую хирургию?

- Я работала во Владивостоке в военно-морском госпитале. На Камчатку меня привез муж. Устроилась работать в областную больницу. Я пришла уже подготовленным врачом, у меня уже были практика и опыт. К слову, отделение на базе больницы было открыто 1 февраля 1973 года. Тогда в отделении было сорок коек. К сожалнеию, сейчас всего двадцать пять. На Камчатке работали богом одаренные врачи. Это была элита травмы, хирургии. На Камчатку приехал врач с необычной фамилией Мелкий. Это был великий умница, ученик профессора Соловьева. У него был дар божий от природы. Он как художник работал - картины на лицах писал. Он работал в Усть-Камчатском районе…. Сегодня, чтобы заниматься разделом реконструктивной хирургии, косметологией необходимо иметь отделение в больнице, лицензию на этот вид деятельности. А тогда не было сертифицирования, законы были другие. Но мы лечили все врожденные уродства - расщелины неба, расщелины губы - в народе называется «волчья пасть», делали восстановительные операции любой сложности, исправляли деформации костей носа,  лечили сложные гаймориты, которые случались от заболевания челюсти и зубов.

- Не секрет, что медицину Камчатского края критикуют: нет специалистов, слабая подготовка врачей. Как вы думаете, у нас есть перспективы?

- Когда я приехала на Камчатку, в районах не было ни одной свободной ставки. Сюда рвались люди, специалисты. Здесь была живая, как говориться работа. На сегодня многие высокопрофессиональные врачи уехали с Камчатки, а преемственности нет. Раньше наши учителя вкладывали в нас все свои знания и мы приходили на место работы грамотными, подготовленными специалистами. Сегодня подготовка специалистов в медицинских институтах очень слабая. Имею полное право об этом сказать, потому что приходится учить молодежь элементарным вещам, переучивать выпускников институтов чуть ли ни с азов. Более того, сегодняшний молодой врач считает, что он все знает, а старики только мешают работать. Это заблуждение.

 Поймите, что ЧЛХ - это лечение и ведение всех заболеваний, которые случаются в организме человека выше ключицы - терапевтические, онкологические, гематологические. Мы также проводим лечение всех сопутствующих заболеваний разделов медицины. Доктор челюстно-лицевой хирургии должен уметь поставить правильно диагноз. Например, не пропустить сотрясение мозга. И направить больного к соответствующему специалисту. Врач должен знать клинические проявления тех или иных заболеваний. Иногда приходится срочно вызывать нейрохирургов, чтобы локализовать последствия внутричерепных гематом, кровоизлияний - последствий ударов и ушибов. Бывает так, что нейрохирург проводит первичный осмотр и не диагностирует нейропатологию. Потому что нет явной клиники. Мы учим молодых врачей быть очень внимательными именно при первичном осмотре пациента.

- Огнестрельные, ножевые ранения лица. Сложно представить себе, как можно исправить последствия таких страшных травм.

- Ножевые ранения шеи, например. Я так же, как и оперативный работник милиции, проводила первичный опрос... следователей: какой длины и толщины был нож, как был нанесен удар, как глубоко нож вошел в тело. Ведь сразу неизвестно, какие органы на своем пути травмировала сталь ножа. Все зависит именно от силы удара и хода лезвия. Это может быть ранение трахеи, пищевода, гортани. Чтобы квалифицированно и верно оказывать помощь, нужно знать клинику данной травмы. Бывает так, что входное отверстие маленькое, а внутренние ранения очень серьезные. От ошибок никто не застрахован, но количество ошибок мы можем минимизировать. По сути это военно-полевая хирургия.

- Сколько специалистов челюстно-лицевой хирургии работают на Камчатке?

- Всего два хирурга. Я и Наталья Георгиевна Кузьмина. Наташа очень умная, она ординатор отделения, многое знает и многому научилась. Мы посещаем и другие регионы РФ, чтобы перенимать опыт, чему-то научиться новому. Врач учится всю жизнь. Оборудование, на котором мы работаем, нас вполне устраивает. Если расширять наши возможности, конечно, придется приобретать новое современное оборудование.

- Были случаи, когда вы не могли в должной мере оказать помощь пациенту из-за сложности ранения, травмы или по каким-то другим причинам?

- Нет. Таких случаев не было. Экстренные пациенты без оказания помощи с нашей стороны, просто не долетят до другого региона. Другое дело, когда мы обследуем больного, и мы видим, что присутствуют такие заболевания, которые мы не сможем лечить по ряду причин, мы, конечно же, отправляем в специальные центры в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске. Недавно была девочка. Мы думали, что у нее воспаление нижней челюсти от болезни зубов. Когда ее обследовали, то появились предположения, что это серьезные заболевания совершенно из другой сферы, то есть совсем не от зубов, а намного сложнее. Даже было подозрение на онкозаболевание. Конечно же, эту девочку отправили в Москву в специализированный центр. По правилам, конечно, при нашем отделении должны быть врачи-ортодонты, логопеды. Операция может устранить дефект или последствия травмы у ребенка. Далее важен исход - результат операции, то есть врач-ортодонт должен следить, как идет заживление и развитие челюстных костей. Логопед смотрит за развитием дикции ребенка, чтобы не было патологических изменений в произношении привычных слов и фраз. Это очень важно для нормальной жизни всякого человека, развития ребенка, подростка.

- Я не раз слышал на Камчатке от врачей такую фразу: «Мы - периферия, и нам не прощают ошибок!»

- Когда в свое время мы лечили врожденные уродства («заячью пасть»), все родители после показывали своих детей врачам на материке. Психология же какая? Если на Камчатке сделали хорошо, значит в центре сделают еще лучше. Нас знали в Ленинграде по нашей технике. А нас лично не знали. Наша работа имела свой фирменный знак что ли, отличительные особенности. Рука хирурга оставляла свою роспись на лице человека. Чем виртуознее специалист, тем изящнее эта роспись. Да, мы все немного поэты и художники. Мы должны делать операции идеально. Я очень переживала бы, если после меня кто-то переделывал бы мою работу. Дело в том, что в результате качественной операции на первичном уровне дальнейшее косметическое вмешательство будет минимальным. В нашем отделении сегодня двадцать пять коек. Два года я работала одна, каждые выходные приезжала на перевязки, осматривала больных.

- Запомнился ли какой-нибудь особенный случай из Вашей практики?

- Забавных случаев у нас не бывает. Первая моя операция была связана с огнестрельным ранением. Вы знаете, я помню всех своих «тяжелых» пациентов! Практически помню пофамильно. Многие звонят, помнят, поздравляют с праздниками. В каждом человеке есть что-то особенное. Отвлечешься от заболевания, начинаешь интересоваться судьбой. Всякое было: дети родителей находили… Судьбы человеческие очень интересные. Недавно поступил к нам бомж. Через неделю пришла, смотрю, а он совсем стал другой - отмылся, побрился, глаза светятся. Одни люди оправдываются, ищут причины сдаться. Другие находят в себе силы подняться с колен, выжить, вернуть потерянное. Нельзя людей разделять на нужных и не нужных. Однажды оперировала в тюрьме на 8 км. Один врач мне сказал, что он никогда не интересуется по какой статье отбывает наказание данный заключенный. Мы врачи. Мы должны лечить человека, все равно кто он - бомж или министр. Попробуйте распросить человека, почему тот стал бомжем. Я всегда задаю себе вопрос, а смогу ли я выдержать удары судьбы, подняться, когда нет сил подниматься, идти вперед, когда нет сил даже ползти. Не знаю, не знаю... Это самое главное в жизни, уметь подниматься и идти вперед!

Вячеслав Немышев, специально для ИА "КамИНФОРМ"

Фото

http://www.kamchat.info/photoreports/1_fevralya-_den_rozhdenie_otdeleniya_chelyustno-licevoj_hirurgii_kraevoj_bol_nicy_s_prazdnikom/

 

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 4

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

#4sin21 февраля 2015, 13:21

сколько людям здоровья попортила. Лично столкнулся. В Хабаровске где все ее творчество переделали, врачи были в шоке, предлагали инициировать судебные дела. Я смалодушничал... все тогда закончилось хорошо. Никогда и ни при каких обстоятельствах не попадайте к этому так называемому врачу.

#3пациент19 февраля 2015, 16:11

Нина Васильевна, врач от Бога!

#2Хм..19 февраля 2015, 13:39

Красивая статья, но врач пи...... не оказываете квалифицированную помощь и первую помощь оказываете плохо... Люди которые уезжают лечиться в Москву, Питер и т.д. потом выслушивают от врачей как Вы "губите" людей... сначала сделаете действие, а потом последствий боитесь и не лезите больше, попу свою прикрываете...

#1Roman18 февраля 2015, 12:15

На редкость вредная и грубая женщина, кто сталкивался тот поймет

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?