Интервью

«Надеюсь» или «уверен»?

18 августа 2014, 09:29

Зампред правительства, Министр рыбного хозяйства Камчатского края В.М. Галицын рассказал в беседе с главным редактором «Рыбака Камчатки» о том, как федеральные посылы вызывают тревогу за отрасль, и о том, как инициативы рыбопромышленников вселяют уверенность в будущем края.

– Владимир Михайлович, все мы в курсе статистики – в 2013 году уловы по Камчатскому краю упали. Вы как к этому относитесь?

– Мы вернулись к уровню 2008 года, но, тем не менее, 874 тысячи тонн всех видов рыб (квотируемых и не квотируемых) – это очень высокий показатель. Есть объективные причины – в первую очередь снижение общедопустимых уловов в целом. Нет, например, тех подходов тихоокеанских лососей, которые присутствовали у нас в течение последних 4-5 лет. В 2008 году мы показывали 840 тысяч тонн, а потом  937 тысяч, 1017 тысяч, 1048 тысяч –  пик был в 2011–2012 годах. Это время, когда мы  фактически вернулись к результатам советской эпохи. И это при том, что основной прессинг приходится сегодня на российские ресурсы в прикамчатских водах, тогда как в советском прошлом значительная часть ресурсов добывалась камчатцами за пределами экономической зоны СССР, в экономических зонах других государств. И эта ниша пока для нас недоступна. Поэтому тот объем, который мы поймали, считаю наиболее оптимальным, который можно вылавливать без ущерба для популяции. И при этом думать о перспективах.

– Перспективах выхода за пределы экономической зоны?

– Не только. Конечно необходимо снова развивать  промысел за пределами экономической зоны Российской Федерации в открытых водах, в экономических зонах других государств, как было прежде, но здесь имеется масса «но»… Прежде всего флот нужно развивать, чтобы нас туда пустили. Нужна системная и большая работа. Я думаю, что системная политика в этом направлении будет нашим государством продолжена и у наших предприятий появится возможность занять и эту нишу в мировом рыбопромышленном комплексе. Есть также серьезные перспективы, связанные с развитием аквакультурных проектов.

– И тот и другой блок перспектив весьма масштабен: оно и понятно, отрасль показывает динамичные результаты.

– Очень хороший показатель: только в период с 2008 года на Камчатке построено 16 современных рыбоперерабатывающих заводов. Это прямой результат закрепления рыбопромысловых участков и долей на вылов рыбы. Я всегда и на всех уровнях говорил и говорю: государству не нужно было вкладывать в отрасль деньги, а нужно было определить четкие и ясные «правила игры». И люди поверили в эти правила и приняли их. А доверие к государству дорого стоит.

И сейчас я очень надеюсь на то, что и в этом направлении системная политика государства по поддержке рыбной отрасли и рыбаков будет продолжена на том же уровне. То есть на уровне обоюдного доверия. Почему я употребляю слово «надеюсь», а не «уверен»? Потому что те предложения и их обсуждения, которые мы сейчас слышим, например, на уровне Федеральной антимонопольной службы – об изменении исторического принципа закрепления квот, о «квотах под киль» - позитива и веры не прибавляют. Люди очень тревожно реагируют на эти слухи. И мы отмечаем, что уже снова (как во времена рыбных аукционов) начинается определенная стагнация в отрасли. Я докладывал на федеральном уровне о том, что началась стагнация (то есть некая приостановка) инвестирования – финансовой поддержки развития рыбохозяйственного комплекса. Рыбопромышленники и все, с кем они связаны цепочками общего бизнеса, не понимают, почему на федеральном уровне появляются, а главное обсуждаются все эти разрушительные для отрасли идеи пересмотра базовых основ успешного в последние годы развития рыбохозяйственного комплекса страны. И хотя, слава Богу, у нас еще впереди четыре года до нового закрепления долей и пятнадцать лет – по рыбопромысловым участкам, но мы уже ощущаем  воздействие этих слухов по пересмотру базовых принципов на камчатских предпринимателей. Оптимизма – нам всем, без исключения, -- это не добавляет.

А ведь на 3-м съезде рыбаков России мы все – и представители власти всех рыбацких субъектов РФ, и представители бизнеса, рыбацкой общественности единогласно проголосовали за то, чтобы  исторический принцип не менять, а доли закрепить не на 10, а на 20 лет, на долгосрочный период.

– Что даст удвоение срока закрепления долей?

– Закрепленные за рыбопользователями доли – это такой мощный ресурс, который по достоинству своему, к сожалению, так еще и не оценен нашим государством. К большому сожалению и рыбопромышленников и представителей власти субъектов Российской Федерации вопрос  об оценке стоимости квот как нематериального актива так до сих пор и не решен, хотя на этот счет были прямые поручения Правительства нашим ведущим банкам.

Понятно, что доли квот – это не материальный актив. Его пощупать нельзя. И значимость конкретных  долей определяется целым рядом показателей: значимостью промысловых объектов, ОДУ для этих видов, районом промысла, перспективами научных прогнозов, рыночной стоимостью продукции и так далее. Тем, что банкиры, наверное, не совсем понимают. Но рыбаки – не дураки и очень выгодно для себя торгуют долями, скупают их, используя тот законный путь по купле-продаже бизнеса, который определен государством. Но почему бы и самому государству не поучаствовать в этом процессе, определив, наконец, значимость долей, как нематериального актива, взяв в собственные руки регулирование этого процесса и развязав таким образом руки самих рыбаков. Сделав процесс открытым, отслеживаемым и подконтрольным государству.

А самое главное – это позволило бы рыбному бизнесу использовать доли квот как инструмент для кредитования, используя их как залоговое имущество.

– Вы можете оценить, как развивалась бы отрасль, если бы рыбный бизнес смог бы воспользоваться подобными гарантиями?

– Мы видим, что только первый шаг – закрепление долей на 10 лет и рыбопромысловых участков на 20 лет – позволил инвестировать в этот комплекс большие деньги. Более 11 миллиардов рублей было вложено в прибрежный рыбопромышленный комплекс. Это только те деньги, которые были показаны по статистике. Фактическая сумма инвестиций по Камчатке значительно выше. А результат этих инвестиций таков – более трех с половиной тысяч тонн готовой продукции могут выпускать сегодня береговые рыбоперерабатывающие заводы края ежесуточно. Тридцать тысяч тонн в сутки мороженой рыбы могут производить холодильные мощности. Создано дополнительно около двух с половиной тысяч рабочих мест на побережье.

То есть, при сохранении прежних, в целом благополучных для развития отрасли условий, как это было в период с 2008 года, камчатская рыбная промышленность может двигаться (как двигалась все эти годы) вперед.

– Назовите, пожалуйста, примеры.

– Компания «Восточный берег», например, инвестировала в свой новый завод миллиард рублей. И, конечно же, для нее очень важна эта стабильность на лососевом промысле. Очень хороший завод у «Корякморепродукта» и, самое главное, они ведут просто огромную экспериментальную полномасштабную работу по переработке лососевых отходов, инвестировав огромные деньги в научную разработку и внедрение новых технологий по переработке этих отходов. А ведь это огромнейшая и острейшая проблема всей береговой рыбацкой Камчатки – покончить навсегда с так называемыми «рыбными свалками». И, пользуясь случаем, я обращаюсь к рыбопромышленникам, особенно на Западной Камчатке, - скоро мы будем закрывать те предприятия, которые работают по старинке и выбрасывают рыбные отходы на свалку. С этим мы покончим раз и навсегда. Берите пример с тех, кто уже осознал требования дня и приступил самостоятельно или по соглашению с другими предприятиями (в складчину) к разработке и внедрению тех технологий переработки отходов, которые наиболее эффективны на местах.

Но вернемся к заводам. Исключительно важным и значимым для нас является Озерновский береговой комплекс – мощнейшие рыбоперерабатывающие заводы ООО «Витязь-Авто» и РКЗ-55. В этом году у нас введен в действие и начал выпускать продукцию самый современный завод – РКЗ-55. Компания  до 2015 году должна вложить в модернизацию еще 800 миллионов, а уже вложили миллиард двести миллионов рублей.

– Владимир Михайлович, вы делаете акцент на береговой инфраструктуре. А флот?

– За последний период соотношение морской и береговой переработки изменилось в корне. Только на Западной Камчатке общий объем береговой рыбопереработки увеличился в три раза. Более того, отдельные районы Камчатского края в период лососевой путины могут обойтись без морской переработки. Другой вопрос – нужно ли это? Наверное, некоторым предприятиям, которые имеют рыбопромысловые участки на побережье и свой собственный рыбоперерабатывающий флот, есть смысл выставлять и флот, который в этот период не задействован на других промысловых объектах. Но, в принципе, берег может уже и самостоятельно справиться с тем объемом лосося, который приходит к камчатским берегам в последнее время.

– Флот нужен еще, наверное, и затем чтобы снять пик нагрузки - справиться с валом рыбы, той же горбуши, которая может обрушиться на побережье в таком количестве, что и не снилось?

– Безусловно. Однако флот – это другая история. Мы помним «Акрос», мы помним «Камчатимпэкс», которые ушли с Камчатки, получив здесь в свое время максимум и ничего ей не оставив, последний даже не проинформировал нас о продаже своих активов – ушел по-английски, не прощаясь… В то же время, что бы не случилось, как бы не изменилась рыбацкая фортуна, береговые заводы – это не флот, который можно перегнать в любую точку Мирового океана. Заводы – это надолго, это навсегда. Они останутся на территории и именно они будут, в первую очередь, давать рабочие места, тем, кто живет на этой территории – жителям близлежащих поселков.

Даже в самом худшем случае, если компания, владеющая заводом, перерегистрируется в другом субъекте Федерации, завод все равно останется на Камчатке и здесь будет работать местное камчатское население, получать зарплату. На севере края все эти заводы, по сути, поселкообразующие и являются основой для жизнедеятельности всего населения, а не только тех, кто на этом предприятии трудится. Именно береговая рыбопереработка закрепляет на берегу население нашего полуострова. Других стимулов нет, и я их в ближайшей перспективе и не вижу.

Продолжение интервью 27 августа 2014 г..Беседовал Сергей Вахрин, фото с сайта Правительства Камчатского края 

 

 

 

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 0

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?