Интервью

«Проблемы с транспортировкой будем решать на федеральном уровне»

01 сентября 2014, 10:33

Губернатор Камчатского края Владимир Илюхин рассказал в беседе с корреспондентом «Рыбака Камчатки» о том, как будут решаться вопросы с транспортировкой рыбопродукции с Дальнего Востока в центральные регионы, что будет с «прибрежкой» и каких масштабов достигла проблема браконьерства.

– Владимир Иванович, тема, которую нельзя обойти – введение Россией «продовольственных» санкций. Судя по всему, ситуация благоприятна для Камчатки: появился реальный шанс направить добытые морские биоресурсы во внутренние регионы России. Действительно ли Камчатка сможет накормить страну рыбой?

– Только Камчатка – конечно, нет, но край может сыграть существенную роль в импортозамещении рыбной продукции в стране. Сегодня 23-24% общего российского улова принадлежит Камчатскому краю, и, конечно, сложившаяся ситуация открывает перед нами большие перспективы. По большому счету, для наших рыбаков открываются новые рынки сбыта. Главное сейчас – воспользоваться ситуацией, направить максимум камчатской качественной продукции на столы россиян. У нас такая возможность появилась.

– Что необходимо для того, чтобы камчатский дикий лосось попал на столы россиян и при этом был доступен по цене?

– Конечно, главная проблема – транспортная составляющая. Камчатские рыбаки сегодня готовы отправлять практически весь объем выловленной и переработанной продукции в субъекты Российской Федерации. Но для того, чтобы конечная цена на нашу рыбу в центральной России в итоге была адекватной, нужно решить очень много  проблем, связанных с транспортировкой продукции. В первую очередь необходимо установить особые тарифы для перевозки железнодорожным и морским транспортом. Здесь есть о чем поразмышлять и Министерству сельского хозяйства, и Министерству транспорта страны.

– Последние несколько лет все чаще звучит тема активного использования СМП для поставки камчатской рыбы в западные регионы РФ, но мешает высокая цена за ледокольную проводку судов. Как Вы думаете, в нынешней экономической ситуации удастся решить эту проблему с помощью федерального центра?

– Даже если бы такой возможности не было, она была бы должна появиться. В стране назрела острая потребность в развитии внутреннего транспортного коридора, который позволил бы наладить поставки рыбы  по низкой цене между Дальним Востоком и европейской частью России. Сегодня основной поток всей дальневосточной продукции, в том числе камчатской, идет в центральные регионы страны через Приморье. Туда ее доставляют морем, а оттуда – железной дорогой по стране. С учетом погрузо-разгрузочных работ процесс занимает много времени и существенно увеличивает стоимость доставки. Северный морской путь может составить существенную конкуренцию дорогостоящему железнодорожному транспорту и практически полностью решить вопрос регулярного и дешевого грузооборота.

Безусловно, на первых порах, пока поставки по СМП не станут регулярными, пока объемы существенно не увеличатся, мы вынуждены будем говорить о необходимости введения особых тарифов для проводки судов по трассе Севморпути. Эта общая для дальневосточных регионов проблема. Мы обсуждали ее с руководителем Росрыболовства во время его визита на Камчатку, поднимали этот вопрос с коллегами на заседании Совета безопасности в Анадыре и во время визита Совбеза на Камчатку. Полагаю, эта проблема будет решена.

– Есть еще одна, и не справиться на региональном уровне, и она очень мешает работе рыбаков, – пересечение границы при проходе судов с Камчатки во Владивосток. Тут два варианта: или постоянно открывать/закрывать границу, или быть априори нарушителем. Какие действия могут быть предприняты в данном направлении?

– Перспективы решения проблемы есть. На совещании в Магадане премьер-министр страны дал поручение проработать механизм, позволяющий решить вопрос в пользу наших рыбопромышленников.  Сроки, правда, уже вышли, но с учетом нынешних обстоятельств, думаю, решение в интересах российских рыбаков и перевозчиков вскоре будет принято.

Но я бы проблему существенно расширил. Ведь сегодня трудности есть не только с неоднократным пересечением госграницы, а с прибрежкой как таковой. Закон о рыболовстве, который определяет правила игры в этой сфере, к сожалению, не дает возможности полноценно развиваться береговой переработке. Из-за трудностей с пограничным контролем и другими контролирующими органами прибрежные компании попросту уходят из субъекта. Проблему нужно решать комплексно: создать нормальные условия для движения судов, в том числе – для пересечения гос­границы; упростить процедуры контроля на всех уровнях, избавив рыбаков от излишних проверок; привязать прибрежные квоты к берегу, ведь от этого зависит развитие береговой переработки, создать рабочие места, а платить налоги в местные бюджеты, и многие другие преимущества, которые дает берегу прибрежное рыболовство. 

– Вы в этом году активно взялись за браконьерство на реках полуострова, даже высказали идею о привлечении силовых структур из других регионов России. Действительно ли настолько глобально для Камчатки стоит проблема браконьерства?

– Когда это касалось локальных мест, то не представляло серьезной угрозы. Но сейчас проблема стала социальной. Это болезнь нашего общества, и для того, чтобы ее искоренить, мы вынуждены принимать жесткие меры. В первую очередь необходимо взять под охрану основные промысловые реки. И я буду делать все для того, чтобы привлечь сюда необходимые силы.

Как это будет на практике – покажет путина следующего года. Сегодня я вынужден констатировать, что усилий, которые предпринимает Росрыболовство в этой сфере, недостаточно для того, чтобы навести порядок на камчатских реках. Проблемой нужно заниматься серьезно, в противном случае масштабное браконьерство поставит под угрозу не только легальный рыбный промысел, но и сохранность водных биоресурсов в главном рыбацком субъекте страны. У меня нет сомнений в том, что я найду поддержку на федеральном уровне, чтобы необходимые силы на Камчатке в следующую путину появились.

– Насколько известно, некоторые рыбодобывающие компании тоже активно включились в борьбу с браконьерством и даже принялись сами охранять свои рыбопромысловые участки…

– Не только компании, но и некоторые родовые общины. Люди, которые ценят ресурс, стараются сохранить его для себя и последующих поколений, пытаются, как могут, оберегать реки от масштабного браконьерства. Это хороший, но небогатый опыт.

Если говорить о традиционном рыболовстве, то некоторые общины очень серьезно подходят к этому вопросу на своих участках. Они не только ведут промысел, но и, как могут, охраняют реки. У подобного принципа работы масса сторонников, но и противников хватает. Общин на Камчатке довольно много, они неоднородны. Традиционная рыбалка всегда основывалась на разумном потреблении, и настоящие общины работают как раз по такому принципу. Но часто желание получить прибыль  превалирует над стремлением сохранить биоразнообразие для себя и потомков.

Что касается рыбопромышленных компаний, которые пытаются охранять реки, то это, скорее, попытки сохранить свой ресурс. Опыт хороший, особенно для отдаленных и труднодоступных территорий, но он не носит массового характера.

Повторю, браконьерство на Камчатке стало социальной болезнью. Она охватила многих, кто связан с добычей рыбы. Наша задача состоит в том, чтобы жесткими мерами вернуть все на круги своя. Этим надо заниматься на всех уровнях.

Газета "Рыбак Камчатки", 27 августа 2014

 

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 1

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

#1cерж серж15 сентября 2014, 14:48

Да мне на Россию пофиг-я в Усть-Камчатске рыбки и икры купить не могу-у нас же она не ловится!!!

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?