Интервью

Судьба инженера

01 апреля 2014, 09:37

Лев Федорович Булочников – один из тех, кого называют легендами «Камчатскэнерго». Он заложил основы местной энергосистемы, ее надежности.

На Камчатку Лев Булочников попал, уже будучи опытным энергетиком. Произошло это так. В 1960-х он работал начальником цеха на электростанции в Усолье Сибирском Иркутской области. В 1966-м с коллегами поехал в Москву в командировку. Перед возвращением домой договорились собраться в Главвостокэнерго. И там в коридоре их увидел начальник этого Главка Иван Бондарев, который после короткого знакомства сделал Булочникову неожиданное предложение: «У нас организуется энергосистема на Камчатке, хочу отправить тебя туда главным инженером». «А что там есть?» - «Ничего, только мелкие электростанции, и то работают не круглые сутки». – «Мне надо съездить, посмотреть». – «А что там смотреть? Больше, чем я, не увидишь».

Лев Федорович приехал на полуостров весной 1965 года. Добравшись до Петропавловска, стал искать «Камчатскэнерго». Но прохожие, кого спрашивал, даже не знали, что это. Ведь предприятие только начинало свою историю. А уже в мае 1965-го Булочнников организовал на нем диспетчерскую, круглосуточное дежурство. «Намучились мы тут, поскольку связь была очень слабая. Город длинный, все электростанции  при аварийных ситуациях сразу выходили из параллельной работы», - вспоминал он.

Деятельность «Камчатскэнерго» не ограничивалась областным центром. Нужно было наводить порядок в энергохозяйстве всего региона, в его самых отдаленных уголках. На Камчатке работало порядка 500 мелких, главным образом дизельных электростанций. Состояние их было удручающим. Практически все находились в ветхих, деревянных домах. В Тигиле, Тиличиках станции были размещены в банях, в Палане – в конюшне. В Каменском  дизеля укрывали оленьими  шубами, дохами или шкурами, потому что от морозов машина замерзала.  

«Прилетел я  как-то в Усть-Большерецк зимой, - вспоминал Лев Булочников. - Холодно, станцию уже закрыли. Так называемый «козел» с открытой спиралью обогревает помещение. Дежурная  в телогрейке, засунув руки в рукава, греется около него. Я говорю ей: «У тебя ж тут пожар может случиться, вдобавок напряжение открытое, попасть можешь под него». А она мне: «Если убьет, так только воротами». Смотрю, а ворота стоят прислоненными. И вправду убить могут».

Меньше чем за год почти все станции полуострова вошли в систему «Камчатскэнерго». А уже в 1967-м в связи с 50-летием Великой Октябрьской социалистической революции энергетиков обязали перевести их на круглосуточную работу. Советская власть накануне своего юбилея не могла допустить, чтобы народ не имел постоянного электроснабжения. Задача решалась совсем непросто. В первую очередь, дело упиралось в доставку топлива. В некоторые населенные пункты его приходилось возить самолетами. Тем не менее, с 1967-го  беспрерывная подача электричества в районах была обеспечена. Булочников - один из тех, кому принадлежала эта заслуга. Благодаря его профессионализму, опыту, настойчивости, удалось наладить, как сказали бы сегодня, логистику камчатской энергосистемы.

«Он был требователен, – говорит о Булочникове ветеран энергетики Владимир Семчев. – Его требовательность основывалась на хороших знаниях. Как человек, отвечающий за техническую политику «Камчатскэнерго», он разбирался во всех элементах энергосистемы. Мог на равных общаться с линейщиками, релейщиками. В технических вопросах запутать его, ввести в заблуждение было невозможно. Если ты провинился, то должен был сразу идти к нему, сознаваться».

Булочников не любил болтунов, непрофессионалов. С ними не церемонился. Он не кричал. Но под его сарказм лучше было не попадать. В то же время прощал ошибки, если они совершались не по глупости или разгильдяйству.

Владимир Семчев вспоминает такой случай. В 1970-х, когда еще не было датчиков, определявших рост льда на проводах, в «Камчатскэнерго» собирались команды добровольцев, которые совершали обход линий, искали наледь. В такую команду попал и Семчев. Однажды он и еще четверо ехали в пургу на ГТТ к одной из подстанций. На их пути попался овраг. Машина поехала в обход, а Семчев на лыжах пошел напрямую. В дороге он попал в лавину, пережил массу приключений. Но свою работу сделал. Добравшись до подстанции раньше ГТТ, весь мокрый от снега и пережитых эмоций, он по рации доложил в Центральную диспетчерскую службу о положении дел. Но Булочников, узнав, что Семчев в такую погоду пошел один, отчитал его по полной программе вместо «спасибо». Семчев тоже вспылил и сказал своему начальнику все, что о нем думал, на весь эфир. Семчев был прав по-своему. Его риск был продиктован обстановкой. Но прав был и Булочников, который головой отвечал за своих работников. Тем не менее, Лев Федорович ни разу не припомнил Семчеву тот разговор, не затаил обиду.

«Надежность энергосистемы была сформирована именно этим человеком, - продолжает свой рассказ о Булочникове Владимир Семчев . - Он выстроил хорошую техническую дисциплину от верха до низа. Следил за тем, чтобы персонал постоянно повышал квалификацию. Любая энергосистема могла бы гордиться таким главным инженером».

Когда настали новые, рыночные времена, Булочников предпочел уйти со своей должности сам. В последующие годы главными инженерами «Камчатскэнерго» работали неплохие специалисты. Но людей таких знаний и такого масштаба как Булочников уже не было.

Сергей Николаев

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 0

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?