Интервью

Светлана Селянгина: «Никакой интернет не заменит живое слово учителя!»

03 ноября 2012, 13:23

 

- Я счастливый человек, и меня окружают замечательные люди, – утверждает новый почетный житель Петропавловска Светлана Анатольевна Селянгина. Ей 70 лет, но она необычайно говорлива, порывиста в движениях и энергична. Уже много лет руководит физико-математической школой краевого центра. Проработав большую часть жизни с детьми, она сделала удивительный вывод: главное в ребенке не одаренность, а мотивированность, которую формируют, прежде всего, родители…

- Светлана Анатольевна, как потомственный педагог вы с детства знали, что будете учителем?

- Знаете, это произошло как-то самой собой. Честно говоря, я мечтала стать журналистом. Но судьба распорядилась иначе. В 1956 году на Камчатке такую специальность получить было невозможно, и я выучилась на учителя физики и математики.

Действительно, по отцовской линии у нас все учителя. Я постоянно наблюдала за работой отца, который был сначала учителем, потом директором школы. Позже – начальником управления образования Усть-Камчатского района. Дед был учителем ремесел, тетка – учителем начальных классов, дядя – преподавал историю. Я в буквальном смысле жила в 14-й школе – тогда моему отцу выделяли в ней для этих целей комнату. Это уже позже квартиру дали…

- Потом не было сожалений по поводу выбранной профессии?

- Конечно, нет! Я считаю, что профессия, которой занимаюсь, – от бога. Она вне политики, вне переписывания истории. То есть, это сфера деятельности дает возможность всегда оставаться честным, а для меня это очень важно.

Вспоминая детство, прихожу к выводу, что раньше авторитет учителя был действительно весом. Дети чувствовали, что их учит высокообразованный человек. Я до сих пор помню, как мы изучали русскую живопись по цветным вкладкам из журнала «Огонек»… Сегодня, конечно, в этом смысле у детей довольно ограниченное образование. Да и интересы у современных ребят несколько сузились. Хотя я до сих пор считаю и говорю, что никакой интернет не заменит живое слово учителя.

- Судя по всему, вы не из тех, кто всю жизнь работает на одном месте?

- Начинала я простым учителем в 6-й школе. Потом преподавала в Дальрыбвтузе студентам. Затем отработала 6 лет в профтехучилище. Я считаю, что это был период моего личностного поиска в этой профессии. Это был хороший опыт. Скажем, преподавая математику в вузе, я поняла, что нужно давать детям по этому предмету в школе. Кроме того, мне удалось поработать в лаборатории геофизики в институте вулканологии, а еще – в институте повышения квалификации учителей. Конечно, наука и образование – те сферы, в которых в нашей стране всегда было очень сложно зарабатывать, но я искала себя. Однажды поняла, что преподавание – это мое. А говорить о призвании можно, только отработав в данной сфере много лет. Ведь многие молодые сначала приходят в школу воодушевленные, но надолго их не хватает.

- Говорят, что с русским языком у современных школьников неважно. А как обстоят дела с математикой?

- А я вам скажу так: что с русским языком, что с математикой – у всех по-разному. Это зависит как от профессионализма учителя, так и от семьи, в которой воспитывается ученик, и, кроме того, от программы. У нас в стране с 80-х годов нет стабильной программы по математике. Программы прохождения материалов  должны быть более сближены, потому что в дальнейшем могут возникать проблемы. На Камчатке все же довольно большая миграция населения, поэтому, переходя по разным причинам из одной школы в другую, дети попадают в разные условия. В одной школе по одному учебнику занимаются, в другой – по другому… Перенастраиваться всегда сложно. Хотя, конечно, должны быть и авторские школы.

- Расскажите, сложно попасть в вашу математическую школу?

- Когда к нам приходит записываться в школу ребенок с папой, я всегда спрашиваю: «Кто учиться захотел: ты или папа?» И если ребенок признается, что на самом деле не хочет здесь учиться, я рекомендую родителям не торопиться.

Отбор в нашу школу идет, как правило, через олимпиады. Мы их сами проводим, и ребята, занявшие призовые места, автоматически зачисляются к нам. Приглашаем призеров и других олимпиад. Хочется отметить, что наши дети участвуют в олимпиадах международного и всероссийского уровня.

- То есть, вы работаете в основном с одаренными детьми?

- Вы знаете, мне не нравится это слово – «одаренные». Есть мотивированные дети, есть способные. А уж потом может проявиться и талант. Просто родители должны с малолетства объяснять своим чадам, что образование – это очень важно. И, кстати, не факт, что все, обучающиеся у нас, посвятят жизнь математике. Мы это понимаем и считаем совершенно нормальным. Просто математика тренирует мозг, учит человека структурировать, мыслить логически. Кроме того, я считаю, что это очень красивая наука. К примеру, есть у нас одна девочка – победительница математических олимпиад. Так вот, сейчас она занимается филологией и пишет стихи.

- Как зародилась физико-математическая школа?

- Все начиналось с кружка прикладной математики, который я организовала в 1983 году на базе станции юных техников. А школа образовалась уже в 1993-м. Раньше областная физико-математическая школа принадлежала области. Мы располагались в центре технического творчества. Дети к нам шли с удовольствием, мы постепенно расширялись. Но в 2004 году местные власти предложили нам влиться в центр работы с одаренными детьми «Эврика», что сулило не лучшие условия, – нам давали два небольших кабинета, а значит, пришлось бы сократить количество обучающихся детей. В общем, я отказалась от этой идеи, и нас сократили. Потом родители более девяноста учеников писали письма на имя тогдашнего градоначальника, в комитет по делам молодежи, просили вернуть школу. В 2005 году под свою юрисдикцию нас взяла городская администрация. И мы уже 7-й год работаем на базе 11-й школы.

Сегодня у нас получают дополнительное математическое образование 245 ребят с 5-го по 11-й классы. Поскольку мы взаимодействуем со всеми школами России, наши дети периодически ездят, к примеру, в московскую школу «Интеллектуал». Кроме того, наши ребята участвуют в математических турнирах в «Орленке», откуда привозят уже третий диплом. Вскоре наши ученики будут собираться на математическое многоборье, которое будет проходить в МГУ.

- Светлана Анатольевна, вы – член Всероссийского экспертного совета по вопросам образования. Какие проблемы вам кажутся наиболее животрепещущими?

- В первую очередь – кадры. Молодежь долго не задерживается в школах. А ведь наше поколение учителей уходит. Кто придет им на смену? Наверное, профессия учителя потеряла свою привлекательность. Конечно, в школе работать нелегко, много бумажной работы. Кроме того, раньше было развито наставничество, то есть с молодыми «возились». Сегодня это встретишь нечасто. И главная причина – материальная заинтересованность. Современная молодежь хочет зарабатывать. Наше поколение меньше думало об оплате и больше – о деле, которое нравится и приносит удовлетворение.

Другая важная проблема, на мой взгляд, – женское учительство. В школах катастрофически не хватает мужчин. Это, конечно, сказывается на воспитании ребенка. Особенно если учесть, что в настоящее время так много неполных семей, в которых тоже отсутствует мужское влияние. Да и вообще, в семьях элементарно не общаются с детьми – родителям постоянно некогда, все куда-то бегут. Поэтому, конечно, нельзя всю ответственность перекладывать исключительно на школу.

- Есть у вас какой-нибудь профессиональный секрет?

- Могу назвать только один. Какое бы настроение и самочувствие у тебя ни было, что бы ни произошло в личной жизни – все это нужно оставлять за порогом учебного класса. Потому что дети все чувствуют и понимают! Такое отношение к делу и есть проявление профессионализма.

Кроме того, он должен быть чуток к происходящему в классе. В период с 5-го по 8-й классы дети бывают очень сложными в силу переходного возраста, желания самоутвердиться и т. д. Поэтому если учитель хотя бы словом позволит обидеть, унизить кого-то из учеников, указать на его недостаток – это будет грубейшая ошибка. В таком случае у детей, скорее всего, сработает стадное чувство, и унижение одноклассника может стать для них обычной коллективной практикой.

- Как вы стали членом ассоциации учителей Франции?

- Это произошло совершенно случайно. В 1994 году я была в Новгороде на конференции по математике. Когда уже собиралась ехать автобусом в Петербург, ко мне подошли мои коллеги и предложили поучаствовать в программе обмена между французскими и российскими учителями. Для этого нужно было заполнить анкету. Я, честно говоря, не верила в эту затею, но вскоре получила приглашение французской стороны. Я попала в Восточную Францию – в небольшую деревню. Это был очень полезный опыт. Хочу вам сказать, что дети во всем мире одинаковые. Но, на мой взгляд, там оценка знаний происходит более объективно, так как меньше развиты субъективные отношения между учителем и учеником. Зато у нас в России очень много энтузиастов, которые готовы работать за интерес.

- В ком продолжилась ваша учительская династия?

- К сожалению, на мне наша учительская династия закончилась. Может быть, просто современный человек становится более мобильным, дольше ищет себя. Но я об этом не сожалею. Каждый должен заниматься тем, что ему нравится.

Беседовала Дарья  Черненко, газета «Рыбак Камчатки»

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 0

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?