Интервью

Владимир Илюхин: Главное, чтобы люди почувствовали и поверили, что все делается для них

25 мая 2012, 19:15

Владимир ИЛЮХИН отстоял на посту губернатора Камчатского ровно год. Не новый человек для края, с полуостровом у Владимира Ивановича связано более тридцати лет трудового стажа. «Из бывших комсомольских лидеров» — приклеивают ему ярлыки одни. «Слишком мягкий» — опасаются другие. «Власть давно уже живет своими интересами, а население тут ни причем» — ни во что уже не верят третьи. И никакие внешние перемены– новые жилые дома, детские сады, спортивные сооружения, благоустройство, с этой твердой позиции их не свернут.

О силе и слабости власти, инвестиционной привлекательности региона и проектах, которые могут изменить жизнь на Камчатке, Лариса Ларина беседовала с губернатором Камчатского края Владимиром Илюхиным.

— Владимир Иванович, если присмотреться к тому, чем занимаетесь вы лично и ваше правительство, то получится, что процентов 75 усилий направлены на решение социальных вопросов. Как вы сами определяете эту пропорцию, и хотелось бы ее изменить?

— В момент инаугурации я четко сформулировал то, как вижу свои задачи на посту губернатора – работа правительства будет носить социальный характер. В последние годы власть, в моем понимании, очень задолжала людям. А когда они ощущают социальный дискомфорт, нет диалога, развития…- ничего нет. Люди не видели реальных шагов в решении их проблем, хотя вроде бы газопровод запускается, дороги строятся, жилье. Образовалась какая-то пропасть между тем, что делается и пониманием населения того, что все это в их интересах, для них. Я считаю для себя очень важным, поправить эту ситуацию. Это передовая линия для меня. Главное , чтобы люди почувствовали и поверили, что все делается для них.

У нас шесть основных направлений деятельности правительства , но главные, я их называю «три Д» — дети, дома, дороги. Это то, что близко к людям, что они могут почувствовать, ощутить, что власть не просто тратит деньги.

В прошлом году много было сделано в сфере благоустройства, ремонта дорог, вложили в это почти 3 млрд рублей, такого не было никогда. В бюджете этого года также заложены деньги на эти цели. Знаете, с какой проблемой столкнулись? Муниципалитеты оказались просто не готовы к такой работе, они отвыкли от того, что у них могут появиться деньги на то, чтобы приводить в порядок свои населенные пункты. Я собирал глав, мы разговаривали достаточно откровенно. Есть вопросы к их профессионализму. А ведь это самый близкий к людям уровень управления, и именно там прежде всего копятся неуважение к власти, непонимание. Все начинается там, а потом поднимается выше. Я не жду быстрых результатов, но когда встречаюсь с людьми, я чувствую, что какая-то живинка появилась. Маленькая вера в то, что что-то может получиться.

— Такой же подход определяет работу и правительства края? Его сотрудники ваши единомышленники или подчиненные? Чиновники чаще всего люди инертные …

— Мой принцип, и я стараюсь его придерживаться, — в правительстве должно быть как можно меньше варягов. У камчатцев должна появиться вера в себя, в то, что мы сами что-то можем. Меня уже оппозиция начала упрекать, что я кого-то понавез. Но я пригласил камчатских специалистов, тех, кто разъехался с полуострова в поисках лучшей жизни. Я их собирал в Амурской области – северян и «коряков», с которым работал, в Приморском крае, Хабаровском , в Еврейской автономии. Это наши, они вернулись и с успехом работают

Мои подчиненные знают, что я не очень люблю слово команда. Командой в футбол хорошо играть, мне важно, чтобы были разные мнения, была инициатива , чтобы было о чем спорить, а решения с приму и возьму на себя ответственность. Считаю, важно не задавить чиновника до такой степени, чтобы он не думал, а только рапортовал. Люди немного отвыкли от этого, мне даже приходилось применять кадровые решение в отношении молодых людей, которые на мою просьбу рассказать об их собственном представлении будущего Камчатки, говорили «Мы же так никогда не делали!» Потрясающая фраза. Люди, которые не видят перспектив края, сами ушли, поняли, что нам не по пути. Я люблю, чтобы в работе было доверие, инициатива. Равнодушных терпеть не могу.

Я много встречаюсь с людьми, говорю с ними. Стараюсь и всех своих приучить к тому, что чиновник – это хорошее, уважительное слово. Это не чинуша. Каждый отдельно взятый чиновник представляет власть, и я всех предупредил, что буду выгонять с работы, если будут с людьми общаться по хамски. Нормальные человеческие, добрые отношения возможны в управлении.. Мне самоутверждаться не надо – я такой как есть. Я хожу по улицам пешком без охраны. Это не показуха, я так жил всегда — 30 лет на Камчатке и могу спокойно смотреть людям в глаза. Простые человеческие отношения – это основа моего понимания человека во власти

— В чем вы сами видите перспективы развития края?

-Прежде всего, я хочу стабильности. Кто знаком со мной давно, знает мой характер, я даже номеров телефона не меняю. Когда есть стабильность, человек нормально живет, он может думать о перспективах, планировать свою жизнь, раскладывать судьбу, выстраивать ее. Власть может не впопыхах, а целенаправленно принимать управленческие решения, спокойно формировать бюджет. Поэтому пока мы не достигнем стабильности в экономике полуострова, не обустроим социальную сферу, говорить о прорывных проектах, я считаю, рановато. Хотя, уже сегодня есть важные достижения, осязаемые проекты, меняющие жизнь моих земляков к лучшему. По ремонту и строительству дорог просто выстрелили, по жилищному строительству тоже. Благодаря позиции Виктора Ивановича ИШАЕВА (я многому у него учусь и не считаю это зазорным, не использовать его опыт было бы неправильно) мы реализуем идею с молодежными домам – уже два заложили, по программе их будет пять, коробки уже выводят, к осени сдадим. Впервые на Камчатке появится дом для ветеранов. Двадцать лет в регионе никакого социального жилья не строилось. Начинает строиться жилье в районах, в Усть-Камчатске дом заложили. Дальспецстрой за короткие сроки возвел новый жилой микрорайон на Севере-Востоке Петропавловска. Сдаем детские сады.

Одно время даже бизнес на меня обижался, что все внимание этим вопросам, но мы поговорили и поняли друг друга. Для нас всех важно, чтобы человек проснулся, включил свет, батареи были теплые, в ванной горячая вода, вышел в подъезд – он чистый и теплый, из подъезда – тротуар почищен…

— Но ведь это забота муниципалитета.

Понимаете, в таких субъектах, как наш, все переплетено Я сегодня две трети времени посвящаю той работе, которой должны заниматься муниципалитеты. Но если они не тянут? Задачи подменять их не стоит. Важно помочь им, сдвинуть это хозяйство с той тяжелой точки – ведь лет пятнадцать на Камчатке ничего не вкладывалось в ЖКХ, проблемы копились. Без этого мы не сможем никаких инвесторов в край заманить. Нужна надежная инфраструктура – дороги, электричество, коммунальное хозяйство — все это должно работать как хорошие часы. Когда мы приблизимся к этому, я буду считать функцию власти выполненной.

Сегодня можно много говорить об экономике, но я так понимаю — в основе всего лежит человеческий фактор. Если мы не будем иметь стабильное население, людей, которые удовлетворены своей жизнью и способны решить задачи, если мы не вырастим их , не научим, ничего не будет в экономике. Гастарбайтерами территорию не освоить и не защитить.

— Но за последние 10 лет с Камчатки уехало 38 тыс. человек

— Я очень надеюсь, что хотя бы через год- два нам удастся ситуацию переломить. Камчатка, действительно, стареет, средний возраст — за 40, а был период, когда был 27 лет, и образовательный уровень населения был высочайшим. Культурная жизнь бурлила. С начала перестройки Камчатку покинули 93 тысячи человек, не видевших перспектив жизни здесь. У нас большое количество пенсионеров, которые не могут уехать на материк. Сейчас мы выдаем жилищные сертификаты тем, кто встал на очередь в 97 году. Средства, которые выделяет федеральный центр, не позволяют эту проблему решить.

Но с другой стороны, с 80 годов люди начали жить здесь оседло, в семьях уже несколько поколений, которые заработали на квартиру, машину, дачу и не хотят отсюда уезжать. В целом сформирован некий класс среднего достатка. Это люди инициативные, которые имеет возможность обеспечить себя и свою семью всем необходимым. Я понимаю, что на их плечах развитие предпринимательства, они формируют спрос, нам нужно делать все, чтобы их круг расширялся.

— Каков портрет камчатского среднего класса? Кто эти люди ?

— Структура бизнеса Камчатки в корне отличается от материковой. В основном те, кого можно причислить к среднему классу, – это люди, которые имели отношение к рыбопромышленному комплексу. Многие зарабатывали капитал в смутные 90-е годы. Но сегодня в отрасли сформированы правила, позволяющие выстраивать перспективы бизнеса на многие годы вперед. У этих людей появилась вера во власть. В прошлом году мы запустили два современные рыбообрабатывающих завода. Еще три строятся. Причем один из них стоимостью в полтора миллиарда рублей. Такие деньги вкладывать в пищевое предприятие бизнес бы просто не стал, если бы не верил в будущее. И эти инвестиции пришли не в Петропавловск, а на побережье — это Озерная, Ивашка, Карага. Мы готовы вести самый конструктивный диалог с теми, кто создает новые рабочие места, идти на встречу, обеспечивать все преференции, которые в компетенции региональной власти.

Хорошие перспективы для региональных инвесторов в сельскохозяйственной отрасли. В прошлом году в крае введен в строй свинокомплекс на 12 тыс. голов. Мы не смогли помочь предпринимателям деньгами, но административно поддержим. В Малках скоро будет запускаться откормочный комплекс для крупного рогатого скота на 900 голов. Это все говорит о том, что люди стали понимать, что получат поддержку . Мы лицом к ним и они к нам.

Долгое время в крае в тяжелом положении была перерабатывающая промышленность. Сегодня те, кто работает в этом производстве, создали ассоциацию, взаимодействуют между собой. Мы организуем свою краевую ярмарку. Мы стали говорить на одном языке. Это тот самый средний класс, на ним будущее , будут предприниматели, будет власть, будет Камчатка. И здесь никаких иных мыслей быть не может. Хотя проблемы есть, безусловно. Зачастую все упирается в финансирование, не все банки, даже федеральные, готовы вкладываться в Камчатку. Тепличное хозяйство пытаемся запустить – это непросто, потому что китайские овощи, завезенные сюда, стоят дешевле, чем выращенные здесь. Но мы готовы дотировать наших производителей, чтобы они могли конкурировать по цене. В мае начнем устанавливать теплицы в Эссо, и свежие овощи оттуда пойдут на север по нормальной цене. Ставим задачу в течение двух лет запустить теплицы в Термальном, сейчас ищем инвестора. В сельскохозяйственной отрасли есть приоритеты: будем развивать оленеводство — это бизнес для определенной категории людей, ведущих традиционный образ жизни, и мы это развиваем. Второе – все, что касается мясомолочного производства. У нас есть возможность обеспечить каждому ребенку по стакану свежего, а не порошкового молока в день. Запустили программы по молоку, производству яиц.

— Может ли туризм стать опорой экономики?

— У края есть колоссальные возможности для того, чтобы развивать массовый туризм. Но необходимо решить как минимум два коренных вопроса. Во-первых, нужно вложить колоссальные деньги в создание инфраструктуры, во-вторых, на Камчатку слишком дорого добираться. Государство субсидирует перелеты для молодежи и пенсионеров, экономически активное население получается отрезанным. Платить по 60 тысяч за эконом-класс мало кто захочет. Если бы был решен вопрос снижения тарифов на авиаперелеты на Камчатку, хотя бы для тех туристов, кто приобрел путевки на наши базы отдыха, это было бы живое участие РФ в развитии Камчатки. Тогда можно было бы строить санатории, горнолыжные курорты, доступные для большого числа граждан.

У нас есть несколько серьезных проектов в этой сфере. Сейчас идет активное обсуждение инвестроекта «Алые паруса», стоимость которого порядка 3 млрд рублей. Это комплекс рекреационных и культурных объектов в Паратунской долине. Правительство края уже выделило 200 млн рублей на подготовку инфраструктуры, остальное вкладывает бизнес. Надеюсь, что к 2014 году мы построим первые объекты.

Второй проект будет реализован в районе горы Морозной. Здесь предполагается строительство нескольких объектов, общей стоимостью 25 млрд рублей. Это долгосрочный проект, к нему уже проявляют активный интерес иностранные инвесторы. Но мы не зацикливаемся на этих глобальных проектах. У нас только в городе четыре хороших горнолыжных спуска, поэтому разрабатываем краевую программу, за счет бюджетных средств будут приобретены подъемники, которые передадим бизнесу. Пусть на этот скелет наращивают свою инфраструктуру, обеспечивающую сервис, – гостиницы, кафе, развлечения.

Параллельно пытаемся решать транспортную проблему. Планируем, что через наш аэропорт будут летать самолеты на Анкоридж, в летний период — в Ниигату, прорабатываем возможность организации прямого сообщения с Китаем. Планов много.

— В последние годы важным элементом экономики полуострова становится горнорудная отрасль. Можно уже говорить о том, что она диверсифицирует экономику края?

— По прогнозам, в недрах Камчатского края содержится порядка 1 тыс. тонн рудного золота. В прошлом году мы запустили рудник «Асачинский», который строился 19 лет. Работы ведутся на Аметистовом, он будет запускаться в 13 году, на выходе еще три инвестиционных проекта в центральной Камчатке. По расчетам, к 2020 году мы можем выйти на добычу 25 тонн металла. При этом уже нигде в мире нет таких богатых месторождений, как у нас, с содержанием 45 грамм на тонну.

Так что перспективы здесь у нас хорошие, хотя сдерживающих факторов достаточно: отсутствие транспортной сети, локальная энергетика. В энергетике на перспективу мы не связываем большие надежды с газом. Его запасов сегодня на камчатке на 15 лет, и этого времени достаточно, чтобы мы могли спокойно позаниматься альтернативой. Я ее вижу в приливной энергетике. Мы уже вели предварительные переговоры с корейскими инвесторами о строительстве приливной станции в Пенжинской губе. Это может стать колоссальным по экономической значимости проектом, который в перспективе может заместить дешевой электроэнергией мощности, вырабатываемые Билибинской АЭС, подать энергию на Магадан, Чукотку , север Камчатки. Необходимо будет только построить ЛЭП. При этом уже сегодня существуют технологии накопления и перевозки энергии в аккумуляторах, поэтому энергию можно будет и экспортировать. Южная Корея этим занимается.

Вообще развитие горнорудного комплекса даст новую жизнь Камчатке на многие десятилетия. Поэтому наша задача прилагать максимум усилий к развитию инфраструктуры, в том числе на условиях частно-государственного партнерства. Первый такой проект мы запускаем в авиации, будет строить аэровокзальный комплекс , где 51% будет принадлежит правительству края, остальные двум частным компаниям. Сейчас идут проектные работы, к концу года должны начать строить. В итоге к 2014 году получим в комплексе новым аэровокзал и взлетно-посадочную полосу, строительство которой финансируется из федерального бюджета.

— Определенные надежды Камчатка связывает с развитием мореходного комплекса. Тем не менее проект создания в Петропавловске-Камчатском свободной экономической зоны не получил развития, какова здесь перспектива?

— Для нас это важнейший проект. Если получит развитие Северный морской путь, то на востоке страны найти более удобный порт, чем Петропавловск-Камчатский, невозможно. Этот вопрос на серьезном уровне обсуждаем в Министерстве иностранных дел, Минтрансе России и ощущаем поддержку. Нужно готовиться к тому, чтобы развивать перевозки по Севморпути. В прошлом году впервые в истории несколько рыболовецких компаний края провезли по нему рыбу — за 23 дня вместо полуторамесяцев через Владивосток и значительно дешевле. Сегодня обсуждается вопрос о том, чтобы для такой категории грузоотправителей сделать льготные расценки на фрахт. Это станет реальным стимулом для поставки рыбы на российские рынки.

Петропавловск-Камчатский может стать портом-хабом. Для переработки грузов потребуется строительство новых терминалов. Это становится актуальным и с перспективой освоения углеводородных запасов Камчатского шельфа. Газпром начал бурение на шельфе Охотского моря. Если запасы подтвердятся, придется тащить трубу сюда, строить завод по сжижению газа, возможности порта вырастут в разы. На этот проект будут завязаны крупнейшие компании.

Так что будущее у Камчатки очень хорошие, нужно в это верить и делать все, чтобы эта вера была у самих жителей полуострова. Инвестиции , вложенные в край, изменят экономику, а значит и жизнь людей, связавших свою судьбу с Камчаткой.

Лариса Ларина,
журнал «Дальневосточный Капитал»

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 0

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?