ИГОРЬ КРАВЧУК. ПОСЛЕСЛОВИЕ…

03 декабря 2014, 03:15

 

Кажется, что с Кравчуком мы знакомы сто лет 

Мы работали в «Камчатском комсомольце», Игорь приехал в 1992-м из Тигиля, был приглашен в газету «Вести» и скоро заявил о себе. Мы были молоды и страшно любили профессию, которая нас объединяла, делала товарищами и друзьями.

Казалось бы, нам следовало конкурировать как представителям разных изданий – кто раньше и больше узнает, интереснее напишет. Да, но это не было главным – мы радовались успехам друг друга, удачным публикациям, как дети, хвалили друг друга, советовали и помогали.  

За плечами Кравчука было офицерское прошлое, служба в армии, в том числе под космодромом «Байконур», было много рассказов об этом, уникальных подробностей.

Игорь не стеснялся учиться у маститых «вестевских» журналистов, но уже совсем скоро стало ясно, что он – самостоятельный, штучный, ни на кого не похожий журналист от бога. «Вести» стали главной газетой его жизни. Те, прежние «Вести», которыми зачитывались камчатцы в сложное, болезненное время смены эпох. Рушились привычные устои, идеология, быт – все, в том числе и журналистика становилась иной.   

Раушаныч «копал» – он работал в отделе информации и изначально был одержим расследованиями, стремлением найти тайные пружины событий и главных действующих лиц, которые старались оставаться «за кадром». Он становился репортером, в том числе и криминальным, добытчиком уникальной информации. При этом умудрялся отделять зерна от плевел в любой человеческой среде, будь то милиция или братва, власть имущие или коммерсанты. Потрясающе, как Игорь умел находить общий язык с людьми любого ранга, профессий, масти. Ему доверяли, дорожили дружбой с ним. Редакционные кабинеты, в которых работал Раушаныч, становились центром притяжения великого множества разных, нередко уникальных личностей.

Что важно: у Кравчука были свои собственные критерии отношения к людям. Он нередко оставался верным другом для тех, кто выпадал из официальной обоймы, оказывался на обочине, не у дел. Это не мешало ему дружить, уважать и помогать.  

Безусловно, Игорь был амбициозным человеком и журналистом. Само имя со временем предоставило ему возможности зарабатывать хорошие гонорары. Но Кравчук никогда не писал «чернуху» на заказ, даже за большие деньги. Если разоблачал – только имея на то факты и доказательства. А не чей-то интерес или прихоть. Деньги не стали для него средством обогащения – только неизбежным атрибутом бытия. И расставался он с ними легко. Не нажил никакого сверхъестественного добра, кроме скромной 3-комнатной квартиры на Садовой и старенькой потрепанной «Нивы», на которой путешествовал один и с дочерью Лерой: из Владивостока – по Абхазии, Средней Азии до Украины, где тогда еще жива была его мама.

Необъективные симпатии или антипатии – такое с ним случалось, как с большинством из нас. Но он считал, что как журналист должен постоянно препарировать власть и саму жизнь в поисках правды. К нему тянулись люди, искавшие у него защиту от несправедливости, гонений, безвыходных ситуаций. Зачастую как последний, единственный шанс на защиту. И эта народная  тропа не заросла по сей день. 

В последние годы мы далеко не во всем сходились во мнениях. Но Кравчук всегда оставался искренним и неистовым – в своих эмоциях, оценках, правоте или неправоте.

Удивительно, что за все эти годы он не устал от своей профессии, не потерял азарта и интереса. Он продолжал быть репортером, приходил на пресс-конференции, ездил при первой возможности в командировки. Бывал просто вездесущим. И никогда не боялся говорить то, что думает. Привык и к аплодисментам, и к проклятиям. Такой непробиваемый Раушаныч.

Нередко он писал на удивление сентиментальные материалы о людях, которые его поражали, восхищали. Многие признавались, что заочно видели в Кравчуке чуть ли не железного дровосека. А в жизни обнаруживали доброго, философского, даже ранимого.

Игорь особенно гордился премией Артема Боровика. Он стал лауреатом конкурса на премию Артема Боровика в октябре 2002 года – за три жестких журналистских материала о вопиющих злоупотреблениях в камчатских таможне, прокуратуре и погранслужбе. Премию Игорю вручал легендарный Юрий Щекочихин.

Игорь гордился и был счастлив своими детьми, своей семьей.  

По сути, Кравчук и Жуковский погибли как герои, потому что были на работе, на боевом посту. Хотя эта командировка на открытие нового моста была гораздо безопаснее, чем многое из того, что приходилось делать Игорю. Он ушел в 50 – слишком рано, но думаю, что сами обстоятельства его вполне бы устроили.

Трудно поверить, что Кравчук ушел навсегда, не позвонит с какой-нибудь сногсшибательной новостью, не появится вдруг на пороге редакции. И не напишет… Боль, пустота и сиротство.

Редакция «Камчатского края» выражает искренние глубокие соболезнования семье Игоря Кравчука – жене Ольге, дочерям Валерии и Вике, сыну Валентину, брату Олегу, всем родственникам и друзьям.

Скорбим и помним. 

Елена БРЕХЛИЧУК, редактор 

КомментарииДобавить комментарийВсего комментариев: 1

Обратите внимание, что в комментариях запрещены:
— нецензурная лексика (в любом виде);
— прямое и косвенное разжигание межнациональной и иной розни;
— оскорбления, вульгарные и непристойные реплики;
— общение не по теме, спам.

#1Кто-то16 декабря 2014, 02:00

Вообщето-то он нажил только 1-комнатную квартиру, где жил с женой и двумя дочерьми...

Яндекс.Метрика

[закрыть]

Опросы

Какой вид погребения усопшего соответствует Вашему менталитету, вере и обычаям: предание земле или кремация?

Считаете ли Вы необходимым строительство крематория на территории Камчатского края?